Александр Уваров. Публичное одиночество

Спешим поздравить петербуржцев и гостей города! Режиссер и актер Александр Уваров привозит к нам свой спектакль — о добре и зле, любви и равнодушии, циничности и наивности…

17 мая в КДЦ «Красногвардейский» (в здании театра БУФФ) при поддержке творческого союза «Соборище» и Петербургского Рок-клуба состоится спектакль Новороссийского молодедного театра-студии «Парадокс» — «Piero. Love Story».

— Саша, расскажите подробности… Что за спектакль вы хотите нам показать?

— Мой моноспектакль называется «Piero. Love Story». Это довольно откровенный разговор со зрителем (в данном случаи, с посетителями театрального кафе-буфета) на вечные темы: добро и зло, любовь и равнодушие, циничность и наивность, «свобода» и «тюрьма», но, пожалуй, самой важной темой является термин «публичное одиночество».

— Почему вас волнует тема публичного одиночества?

— Что касается выбора темы — я, конечно, могу ошибаться, но, на мой взгляд, по причине бешеного ритма жизни современники глубоко спрятали искренность, доброту, любовь… Как говорит наш с вами любимый Роман Григорьевич Виктюк: «Любовь — редкий цветок». Очень мало родства душ, всё чаще встречается родство тел и одноразовое общение, использование друг друга, если хотите. В том числе и на эту тему я, точнее, мой герой будет говорить в спектакле. Монолог, он ведь нужен актёру не для того, чтобы блеснуть своим талантом. Монолог нужен актёру, в первую очередь, для того, чтобы выговориться. Тут главное, чтобы зрители сумели не только слушать, но и услышать то, что я, вернее Он попытается донести.

Но даже если случайно найдутся толстокожие зрители (встречаются и такие), хотя в театр, как правило, плохие люди не ходят, потому что в театре надо уметь сопереживать, надеюсь их не оставит равнодушными изумительная музыка, которой изобилует спектакль. Музыка не только создаёт настроение, но и усиливает впечатление, в этом спектакле она играет очень важную роль.

— Когда можно сказать, что спектакль состоялся?

— Спектакль состоялся в том случаи, если: осуществился энергетический взаимообмен со зрительным залом, если публика ушла хотя бы чуть-чуть очищение, чем пришла, если от неё стало исходить сияние и если участилось сердцебиение, а в голове постоянно прокручивается кинолента увиденного. Искусство не должно оставлять публику равнодушным, неважно, что это — песня, музыка, книга, фильм, спектакль. Истинные художники создают произведения искусства не с целью наживы, им важно поделиться с миром частичкой своей души, своим взглядом на те или иные вещи.

— Что такое творческий рост? Обязательно ли он должен быть связан с восприятием аудитории?

— Говоря про творческий рост, нужно обязательно учитывать самооценку художника. Если он и звёздная болезнь — вещи несовместимые, если он всегда недоволен тем, что сделал (даже если сделал хорошо), тогда каждый его шаг в искусстве будет шагом вверх. Главное, опять-таки, сильно высоко не забираться, а то очень больно падать будет, да и крылья можно опалить. Публика, конечно, тоже так или иначе способствует росту, но…

— Какими видите своих питерских зрителей? Считается, что питерская публика прохладна, ее надо удивлять… Как настроены на нее?

— Вообще, этот спектакль доступен для всех, кто верит, помнит, ждёт и любит. Мне очень хочется увидеть светлых людей, находиться в компании которых тепло и уютно. Тех, с которыми глаза в глаза можно поделиться очень личными переживаниями.

Главная хитрость спектакля заключается в том, что до последнего момента не понятно, кто стоит перед публикой — Александр Уваров или тот, кого он играет… И в этом так же, я считаю, актуальность данной работы. Люди очень часто в жизни меняют маски и по ряду причин не могут всегда говорить правду, быть абсолютно искренними. Я не осуждаю их, сам не святой. Я им сочувствую и пытаюсь сделать хоть что-нибудь через своё творчество, что поможет им окончательно не потерять веру в человечество, которое запуталось в том, чего хочет. Я и мой герой расставили приоритеты для себя, но масса людей никак не могут этого сделать.

— Все ли желающие смогут попасть на спектакль? Вход свободный?

— После ответа на этот вопрос можете считать меня шизофреником, неизлечимо больным театроманией или расчётливым продюсером, цель которого заинтересовать публику своей скромной персоной. Как хотите, так и думайте… Но вход на этот спектакль будет совершенно Свободным!. Просто я хочу подарить людям частичку тепла и света. А солнце светит Всем Бесплатно!

— Созвучны ли вы с нашим городом? Как относитесь к Санкт-Петербургу?

— Временами мне кажется, что в прошлой жизни я жил в вашем славном городе, и иногда выезжал во Францию… Уж очень мне близки эти населённые пункты. Конечно, есть то, что не нравиться, точнее то, что не понятно — но это нечто носит скорее социальный характер, чем духовный. Мне очень симпатично всё, что имеет отношение к театральному миру Петербурга. Я с большим уважением отношусь к замечательным театральным коллективам и актёрам. Всех перечислять не буду, но как пример приведу БДТ, театр Европы, «Рок-оперу», «Лицедеев». Впрочем, и в СМИ есть отдельные персоны, за работай которых я стараюсь пристально следить.

— Говорят, подобное притягивает подобное… Что/ кого вы притянули в свой творческий мир? Кто притянул вас?

— Вы совершенно правы. Я на собственной шкуре ощутил это и продолжаю ощущать. В мой коллектив ежегодно приходит довольно много желающих играть в наших постановках. Поскольку поначалу я принимаю всех, они начинают думать, что особых требований нет и можно расслабиться и притендовать на главные роли. Но не тут-то было. И хотя я очень добрый человек, что иногда мешает в работе, я внезапно превращауюсь во вредного воспитателя, который постоянно чего-то не договаривает и провоцирует на самостоятельность.

Со временем со мной остаются лишь лишь те, кто понимает что театр — коллективное дело, где команда зачастую значит больше, чем яркая самовлюблённая индивидуальность. Можно сказать, что мои актрисы (просто они преобладают в «Парадоксе») это мои боевые подруги, некоторые из них мои музы, некоторые сёстры. Но они все для меня очень много значат. И мне очень приятно, что некоторые из них решаются поступать на режиссёров. Потому что добрых сумасшедших должно быть больше! Теперь о тех кто притянул меня… Если говорить о театре в целом, то отпечаток наложили: упомянутый выше Евгений Гришковец, Валерий Белякович, Георгий Товстоногов, Вячеслав Полунин, Олег Табаков, Марк Захаров, Андрей Житинкин и, конечно же, Роман Виктюк.

Кстати, мои первые театральные впечатления от профессионального театра связаны с вашим Театром на Литейном — будучи школьником я приезжал к вам на зимние каникулы и смотрел спектакль «Публике смотреть воспрещается» по пьесе Жана Марсана, что, собственно, и повлияло на меня в будущем. А потом я был на всех постановках театра «Рок-опера», который приезжал к нам на гастроли. Я в то время играл в Театре Юного Зрителя «Альбатрос». И хотя в каком-то смысле я делаю себя сам, но без участия учителей, конечно же, не обошлось. Пока я постигал азы актёрства и режиссуры ими были: Людмила Александровна Кузнецова, Сергей Александрович Ливенцов и Валерий Петрович Опитц ( у которого сейчас учится одна из моих актрис).

— Есть теория, что все люди знакомы друг с другом через два-три рукопожатия… Можете прокомментировать?

— Мне очень нравиться эта теория, при всей своей фантастичности она имеет право на существование. Но самое главное в том, что она работает! Это невероятно, но это так.

— Как вы относитесь к людям? Как они относятся к вам? Какой комплимент в свой адрес вы слышите чаще всего?

— В целом, я людей люблю, ценю и уважаю… А ещё я им очень и очень сочувствую, ибо как говорил, точнее, писал Шварц в «Обыкновенном чуде»: «Быть настоящим человеком очень непросто». Самое главное — не забывать, что взрослых нет, есть лишь постаревшие дети. А дети имеют право ошибаться. А то, что я слышу чаще всего в свой адрес, можно выразить несколькими словами: «Сумасшедший», «Неземной», «Несовременный», «Наивный Романтик Пьеро». А чтобы лично убедиться в этом, приходите на мой спектакль.

— Представляете себя живущим на необитаемом острове? Занимались бы там творчеством?

— Боюсь, что скорее да, чем нет. Я бы писал пьесы.

— И на финал: главное послание вашего спектакля?

— Что бы не произошло в вашей жизни, старайтесь любить и быть любимы. Верьте, мечтайте, дружите, летайте… Но, ни в коем случае, не забывайте о тех прекрасных и неповторимых мгновениях, которые были когда-то в вашей жизни.

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий