Алексей Демин. Не врать себе!

Алексей Демин, лидер группы «WHISKY BAR BAND» пишет «разухабистые» песни с острыми, стебными текстами, нацеленными на позитивные зрительские эмоции. Он говорит: «Когда я чувствую, что добрался до внутреннего мира слушателя, заложил свое зерно, понимаю, что все делаю правильно. И не зря».

— Леша, давай с фундаментального?.. «Русский рок» — что это за понятие? Для тебя лично?

— Русский рок?.. Почему-то на ум приходит — жёсткая безысходность. Она во всем — в неумении, нежелании, невозможности, не…Всё с приставкой не… Или же — вопреки!? Очень много талантливых поэтов — именно поэтов с гитарами — в этом русский рок. Пожалуй, Александр Башлачев — вот это русский рок! Это нерв, надрыв, бескомпромиссность и честность, прежде всего пред самим собой.

— Для рок-меломанов русский рок — это, прежде всего, Ленинградский рок-клуб и Московская рок-лаборатория. Но они ведь были очень разными… К чему ты больше тяготел? На кого ты ориентировался в начале музыкального пути?

— Не могу однозначно ответить, что к кому-то тяготел больше. К примеру, из Москвы мне нравились «Бригада С» и «Крематорий», а из Питера — «ДДТ» и «Алиса», «Зоопарк» и «Аквариум». «Алиса» и «Зоопарк», пожалуй, больше других. Кинчева уважал за энергетику и протест какой-то, а Майка — за лирику, рок-н-ролльность и… бит-квартет «Секрет». Я был поклонником их безудержной танцевальной энергии тогда, в 1986-87 годах, а они пели песни Майка!

Мне было мало лет, чтобы судить тогда о том, что да как. Началось более серьезное увлечение, пожалуй, в 89-90 годах, когда я перешел уже в старшие классы. И тогда стал любить «ДДТ» за глубину и поэтизм, а «Аквариум» за атмосферность и непохожесть. «Бригада С» была харизматична, а «Крематорий» интересен бытописанием и своей мелодикой. Все они по-своему были хороши тогда! Да и, в общем, я ведь жил в провинции, а они все были для нас столичными группами, по сути, некими советскими рок-богами, за пластинками которых мы стояли в очереди по несколько часов в единственном в городе магазине грампластинок. Переписывали с магнитофона на магнитофон.

Западная же музыка нравилась больше — тем, как она записана и исполнена, хотя я абсолютно не понимал тексты. «AC/DC», «Deep Purple», «The Doors», «The Beatles» — какая разница, мне тогда было абсолютно по фигу, кто это — все, как одна крутая группа, исполняющая нечто далекое от нас! Тогда не делил музыку на стили и подстили. Она просто была — и хорошо, что была возможность ее слушать. Хотя бы в каком-то объеме.

— Звезды отечественного рока продолжают гнуть свою линию. А как бороться молодым музыкантам с мощными стереотипами слушателей: это похоже на Цоя, это на БГ, это на «Алису»? Как молодым музыкантам доказывать себя? И нужно ли?

— Думаю, что динозавры были, есть и будут. И отдавать сцену они никому не собираются — это закон самосохранения. А сравнивать музыку молодых все равно, так или иначе, будут именно с ними. Что делать молодым группам? Просто играть, искать что-то свое, возможно, там, где и не искал ещё никто. А для некоторых достаточно повторения уже имеющейся музыки — тоже хороший маркетинговый ход — смотря, какие цели ты преследуешь, что хочешь показать, создать, сделать. Доказывать себя, конечно, надо! Как? Это уже другой вопрос. Немногим это удается.

— Сейчас, вроде как, и немодно случать отечественный рок-н-ролл… Появился даже неприятный термин «говно-рок». Что думаешь об этом?

— Эх, рок, говно-рок, фендер стратокастер… Да, есть такой термин, мне на него, если честно плевать — хотя, сам порой использую его для того, чтобы описать стиль игры какой-то группы, но не потому, что считаю их музыку говном, а потому, что так легче понять собеседнику, что я имею ввиду. Есть у меня такой речитатив про это:

Музыкантов много стало,
Говномузыки навалом,
Все поют про жизнь плохую.
Я не буду петь — станцую!

Говно-рок — это, прежде всего, «унылый посыл» про то, как плохо живется, это использование штампованных фраз и клише в своих текстах и аранжировках. Видимо, как-то так.

— Почему твоя группа носит англоязычное название? Но песни все-таки пишешь и исполняешь на русском языке?

— Я русский человек, на другом языке не умею ни петь, ни говорить — поэтому и пишу на нем. Опять же, не могу не согласиться с теми, кто считает, что в России надо петь по-русски. У нас есть своя культура, свой язык. Почему же мы должны использовать какой-то другой? А группа носит англоязычное название «WHISKY BAR BAND» — ну да… Мне нравится это словосочетание… Есть в нем рок-н-ролльный дух. А если произнести или написать его по-русски — виски бар бэнд, то оно не потеряет смысла, звучит-то то же самое, всем все понятно, сами слова, разве что, привнесенные.

— А не хотелось бы поменять место обитания? Уехать на запад?

— Место обитания мне хочется поменять всегда. Я люблю изменять жизнь, хотя при этом отношу себя к консерваторам. Видимо, мне порой хочется постараться прожить несколько жизней. Хотя прихожу к выводу, что, сколько бы ты не менял свою жизнь, есть некий твой путь, от которого не уйти — это типа судьбы, что ли… За границей мне нравится, хотя я не много где бывал. Есть там что-то такое, что манит и открывает возможности, которых здесь нет. Но возможно, это тоже всего лишь смена формы — содержимое одно и тоже. Пожалуй, я хотел бы пожить где-то, именно прожить какой-то кусок жизни, чтобы это вылилось потом в творчестве.

— Запад был мечтой героев рок-н-ролла прошлых лет… Или и сейчас мечтается об этом?

— Мне трудно судить. Я не знаю, какие мечты были у героев прошлых лет. Наверное, как и сейчас свобода? Только вот, что каждый вкладывает в это понятие? Свобода очень субъективна.

— Ты чувствуешь влияние социума на свое творчество?

— Да, социум влияет. И сколько бы ты не пытался абстрагироваться от него — всё равно он влияет на тебя, на творчество, на то, что и как ты делаешь. Тут даже дело не в том, участвуешь ли ты в политической жизни или следишь за этими всеми темами через СМИ. Ты, вообще, можешь быть одиночкой, живущим в глубокой глуши, но если ты находишься среди людей, ты не можешь не реагировать на то, что идет к тебе извне.

— Что кардинально меняется в тебе — с изменениями в стране, в обществе?

— Порой во мне появляется человек, который хочет орать! Слишком много несправедливости и наглости, нелепой блестящей чуши и потребления. Но мы здесь живем, на этой планете, в этой стране, в данное время — нам стоит думать над тем, что мы делаем. Я говорю сейчас вообще — это очень широкая и глубокая тема. Очень…

— Помнится, еще Ленин говорил, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

— Ленин был гениальным человеком…

— Когда-то рок-музыканты были совестью нашего общества. Могут ли новые герои претендовать на это звание? Входит ли это в твои планы?

— Совестью общества является его культура, отношение людей друг к другу. Причем тут наши рок-музыканты наши, не совсем понимаю… Если имеется ввиду, что они не пели о коммунистических идеалах, то что тут такого? Во все времена были те, кто думал не так, как основная масса людей. И сейчас многие продолжают петь и играть этакий социальный рок, и они тоже вполне востребованы, честны, оригинальны и не похожи на поп-культуру. Являются они при этом совестью нашего общества? Не знаю.

— Вибрации звука могут изменить пространство вокруг того, кто их производит. Согласен? Было ли что-то из этой области в твоей жизни? Менялся ли мир на твоих глазах — с помощью твоей музыки?

— Когда играешь на сцене, и народ получает от тебя энергию, чувствует твой посыл, когда зрители начинают качаться с тобой в одном ритме, когда они настроены на ту же волну, что и ты — это очень круто. Это секс! Совершенно точно, что вибрации звука меняют всё вокруг. Я в свое время работал в Филармонии, в эстрадном коллективе. Мы играли музыку советских ВИА 70-80-х годов.

Однажды мы играли на открытой площадке в деревянной «ракушке», были в свое время в парках такие сцены. И эта конструкция стала так интересно резонировать от исполняемого репертуара, плюс люди, которые танцевали и слушали — я реально тогда себя почувствовал в 70-х годах, на танцах. Было очень круто! Или я могу вспомнить концерт Рея Манзарека и Робби Кригера из «The Doors» в Москве в Крокус Сити Холле — там 5000 человек вместе с музыкантами буквально на машине времени переместились в 60-е —это был реальный прыжок сквозь пространство и время, реальный концерт «The Doors»! Не в 2011, а тогда. Это секс, ещё раз повторюсь. Ничего круче я не чувствовал, пожалуй, кроме каких-то очень личных переживаний.

А если вспоминать свои нынешние концерты, то тут всё просто — мы играем «разухабистые» песни с острыми, стебными текстами, есть, конечно, разный песенный материал. Но когда я вижу позитивные эмоции своих зрителей — это настоящий кайф. Когда я чувствую, что добрался до внутреннего мира слушателя, заложил свое зерно, я понимаю, что все делаю правильно. И не зря.

— Славнейшая победа — это победа над самим собой? Часто ли ты выходишь победителем из этой борьбы?

— На сцену выходить всегда очень интересно и трудно одновременно. Не то чтобы страх какой-то или неуверенность, а просто никогда не знаешь, что будет дальше. В начале 2000-х я работал в Филармонии и играл каждый день один и тот же чужой репертуар. Я знал, что и как будет, как отреагирует зал, что скажет основной вокалист — ничего необычного, все как всегда. Мне это и надоело. Я ушел из Филармонии и вновь стал играть свои песни. А победить самого себя — получить адреналин, дать свою энергию другим и снова её вернуть от них — это победа! Важно также не растерять отношения свое к тому, что говоришь песнями, что играешь. Самая большая победа — не врать себе! Это, пожалуй, главное.

— Парадокс: великая судьба — это великое рабство. Чем выше ты взлетел, тем больше труда и обязанностей. Так? Можешь обозначить свою личную планку? На сегодняшний день? В реальности? В мечтах?

— Я понимаю, что трудиться приходится больше, ровно настолько, насколько высоко ты поднялся. Ведь именно поэтому так мало реально крутых известных музыкантов, по отношению к общему количеству музыкантов вообще! Они работают как лошади. Это великий труд.

В данный период я не ставлю перед собой глобальные цели, а добиваюсь постепенно, ступень за ступенью того, чего хочу. Так лучше распределять силы и время. Хочу написать и записать что-то реально крутое. Найти свой звук, чтобы быть уверенным — вот оно, так я должен звучать и никак иначе, чтобы людям донести свой посыл — это пока получается не всегда. Только в голове все звучит так, как надо…

— Руководство к действию от Алексея Демина — для тех, кто выбирает рок-ролл делом жизни?

— Не завидовать, идти вперед, постоянно учиться, не бросать начатое дело, ценить людей, которые тебя поддерживают, любить!

vk.com/id7744813

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх