Ирина Синицына. Своими глазами

Поэт Ирина Синицына точно знает, что чистое и честное творчество способно перевернуть этот мир с ног на голову, то есть поднять нас с колен, помочь вырваться из cистемы и рабства зомбоящика-телевизора.

Она говорит: «Анархия — один из способов общественных отношений между свободными людьми, построение общества без насилия, общества, где меру и степень ответственности человек выбирает самостоятельно не под страхом наказания и не под властью принуждения». Об этом, собственно, и стихи… Об этом — жизнь!

— Ирина, давай начнем с самого главного… Творчество — это способ изменить мир — так, по-твоему?

— Творчество (я применяю сейчас это понятие в целом — к поэзии, к музыке, к живописи) — это ви́дение. Попытка автора создать, может быть, на короткий промежуток времени гармоничное пространство, пробудить к чему-то лучшему. Приблизить более лучший, справедливый и честный мир — поскольку настоящее творчество всегда честно. И какими бы иногда резкими и жесткими или даже шокирующими не были проявления творческого акта — он очищает, сподвигает людей к прекрасному, к поступку, к мысли, к действию. Слово рожает действие. Возможно, не сразу, не напрямую. Косвенно. Но оно откладывается в сознании и в итоге меняет человека, меняет всё, к чему он прикасается, изменяя таким образом мир.

Сегодня, когда со всех сторон усиленно навязывается «стремление быть успешным», что всё имеет свою цену, миссия творчества утрачивает исходное значение. Это влияет как на самих авторов, так и на слушателей. Степень таланта теперь измеряется раскрученностью, гонорарами. Авторы пытаются подстроиться под эти критерии, обманывая себя, что «вот сейчас совсем немного, а дальше уже я буду делать то, что считаю нужным», в результате многие ломают себя. Слушатели перестали искать, открывать для себя что-то новое, они поглощают тот творческий суррогат, который им поставляется. Но «тех, кто купился, глупо да рано, вырвет весельем телеэкранов». Не надо быть одним из винтиков этого шаблонного, зомбированного мира, не надо играть по чужим правилам.

— Творческий акт — это духовная анархия? Или разумное обрамление вдохновения? Твой вариант?

— А почему нужно противопоставлять (духовную) Анархию и Разум? Разве это взаимоисключающие понятия? Основной критерий, чем руководствуюсь я, в частности, — это ответственность за то, что ты делаешь, понимание, что твои действия (или бездействие) повлекут определённые последствия. И опять же, честность с самим собой. В первую очередь.
Никто не указывает мне как творить, в какой форме, что делать. Когда я пишу, я не думаю о том, кто это прочитает и какая будет реакция. Я формулирую то, что считаю нужным, важным для себя в данный момент. Сейчас в этом мире, где во всех сферах жизни идёт «борьба за души и разум», главное не потерять себя, не идти на компромиссы.

Заговоренные тропы,
Ненадёжные мотивы,
В мире все так беспонтово —
Обещанья, перспективы.
В мире все так неизбежно —
Пулевые, ножевые,
Беспокойные вопросы,
Слишком ровные кривые,
Что не выведут до места,
Где сдадут всех с потрохами
И в аккордах заблудившись,
Замалюют грех стихами.
Заговоренные тропы,
Расстояния как прочерк,
Неживые откровения
Что как черви сердце точат.
Обездоленные сказки,
Страх сквозь перевоплощение,
Где желания — опасны,
Где нет места сожалению,
Где спасает лишь молчание…

Но, идя на компромиссы,
Ты становишься лишь куклой
В глупых играх закулисных.

— Что такое, собственно, анархия, по-твоему? Это свобода? Безвластие? И против чего протестуют современные анархисты?

— Анархия и переводится довольно однозначно — «безвластие». Свобода, на мой взгляд, понятие более личное, интимное. Это внутреннее ощущение человека: кто-то чувствует себя свободным, будучи материально независимым, для кого свобода — это свобода передвижения, для кого-то — свобода от обязательств, в любом случае это находится на личном, внутреннем уровне — уровне ощущений. Меру и степень необходимости своей свободы человек определяет сам.

Анархия же — один из способов общественных отношений между свободными людьми, построение общества без насилия, общества, где меру и степень ответственности человек выбирает самостоятельно не под страхом наказания и не под властью принуждения. Слово «анархия» вызывает у многих отторжение: самый распространённый образ анархиста в глазах обывателя, это пьяный матрос с гранатой. Или человек, который хочет разрушить, сломать, отобрать и поделить. А после пропить всё это.

Веками вбивалась мысль о том, что если не будет государства: карательных, наблюдательных и прочих органов, то наступит всеобщий хаос и все перегрызут друг друга. Но верить в это — значит отказывать прежде всего самому себе в праве на разум и на совесть.

Ведь, как показывает мировая история, именно государство порождает хаос, войны, жестокость и нищету. Прикрываясь любовью к родине, играя на чувствах граждан страны, государство развязывает войны, доводит людей до состояния бедности — всё, ради выгоды кучки людей. Убивает способность самостоятельно мыслить посредством зомбоящика и различной пропаганды. Смысл жизни сводится к потреблению.

И анархисты не столько протестуют, сколько своими действиями пытаются изменить, встряхнуть общество, показывают, что можно жить иначе. Можно стать другим. Ведь анархо-протест — это не только митинги, но и масса других, менее заметных, но конкретных дел — и экозащита, и помощь бездомным и много всего другого. К сожалению, такие «тихие» дела не заметны. Резонанс получают только «громкие», эпатажные акции. Но и это — адекватный ответ на давление со стороны государства, ответ на пассивность и бездействие людей, попытка расшевелить сознание. К сожалению, есть ситуации, вынуждающие быть жёстким.

Отхлебнула немного яда —
Разошёлся огонь по стенам.
Каждый акт непродуманной драмы
Оставляет росчерк на венах.
Каждый омут вбирает блюдцем
Переполненные глаза ям.
Здесь в провинции остаются,
Чтобы уничтожить себя.

Солнце Зрячих меня осудит.
Ночь Слепых — не обшарит душу.
Загораюсь сухой травою,
Профанацию снов обрушив.
Тихо тают секунды края.
Глупый трёп обезглавит песню.
Здесь в провинции остаются,
Чтобы стать очагом болезни.

И пусть дотемна греют руки
Те, кто был и в курсе, и в доле.
Всё же мне удалось разомкнуться
В лепрозории этой неволи.
Где запутавшись в идиомах,
Время ноет, роняя числа,
Порождая своим безволием
Самых яростных нигилистов.

— Выходит, анархия — не обязательно борьба? И не обязательно борьба — насилие?

— Как уже говорила выше, не надо воспринимать анархистов как каких-то кровожадных монстров, бездумно желающих «всё сломать и уничтожить». Ломать надо в первую очередь свое сознание, привычки, схемы, которым учили, что они единственно правильные. А это иногда бывает посложнее всего.

Способы борьбы каждый выбирает для себя сам. И здесь всё индивидуально: кто-то идёт на митинг, кто-то кормит бездомных, а кто-то действует более радикальными методами, если считает, что они оправданы. Есть люди, которые уходят жить в коммуны, это тоже борьба — но другим способом, покидая эту созданную государством систему взаимоотношений, они перестают быть винтиками, выпадают из схемы.

Главное, чтобы человек делал все искренне, и делал то, что ему близко. Анархия — это прежде всего братство и взаимопомощь. В этом мире множество сфер жизни, где теорию можно плодотворно применить на практике — без привлечения различных государственных структур и их представителей. И это тоже будет борьба.

— «Я не люблю насилье и бессилье» — пел Высоцкий. А ты что думаешь по этому поводу? Чего ты по-настоящему не любишь, не приемлешь?

— В жизни не люблю ложь, в людях — лицемерие. Ещё — ненавижу ненавидеть. Хотя иногда приходится.

— Расскажи об Альманахе Протестного Творчества. Что это за проект?

— Весной 2012 года вышла моя книга стихов. Так получилось, что все варианты оформления, которые предлагало мне издательство, меня не устроили. В итоге я сама нарисовала обложку, оформила и им осталось только напечатать. В результате, я убедилась в полной ненужности профессиональных издательств и поняла, что самиздат — это не такой уж страшный зверь, а сам процесс не так уж и сложен, да к тому же довольно интересен. Параллельно с этим мы с моим знакомым, тоже поэтом и анархистом, задумали сделать совместный поэтический сборник. Сначала мы хотели сделать книжку «на двоих», но потом решили, что будет намного интересней собрать творчество большего количества людей: ведь есть много хороших, интересных авторов — пишущих в стихах, прозе, рисующих, они выкладывают что-то разрозненно в Интернет, но многие из них печататься во всяких «официальных» изданиях отказываются. А некоторых из-за своего содержания и не напечатают никогда.

На самом деле, определенной «узкой» стилистической и идейной тематики в Альманахе не существует. Никто не спрашивает у автора — анархист он или сочувствующий, хотя мне лично очень бы хотелось, чтобы этот пласт — существующий в анархо-среде, в андеграунде — всё-таки поднялся и заявил о себе. Там, (вернее, здесь!) есть очень много интересных неординарных авторов, но всё это существует на уровне субкультуры, узкого круга. И, возможно, кому-то это кажется дилетанством, но это тоже — отражение нашей жизни, времени, мыслей, надежд. Я уже говорила об этом и повторюсь — хочется зафиксировать время. Не глянцевое, не фасад, а иные, альтернативные стороны жизни. Единственное, что мы не будем публиковать никогда, это произведения, прославляющие империализм, национализм, фашизм, шовинизм, ксенофобию.

Поначалу, авторов пришлось даже уговаривать, многие, кому мы предложили участвовать в первом «пилотном» выпуске, не понимали, зачем это — делать какие-то печатные сборники, если можно постить свой материал на разных ресурсах, кидать на него ссылки, и этого вполне достаточно. Но книга, журнал — это нечто другое. И надо всего лишь один раз напечататься, чтобы это понять. Также приходилось выслушивать мнения, что это всё ерунда, и что это никому не нужно. Сейчас скепсиса стало поменьше.

На сегодняшний день под эгидой проекта вышли сборник стихов, сборник прозы и сборник сказок и мифов (и такое люди пишут!), а также два неномерных сборника — «Стихи и песни анархистов начала 20 века» и повесть О. Лунева. На очереди очередной поэтический сборник, планируем запустить сайт, сделать Интернет-выпуск картин, агитплакатов. Проводили Протестные чтения (и надеюсь, будем проводить ещё).

Сейчас кроме «известных» составителей, у нас есть пара верстальщиков, корректор, художники-оформители. Это люди, из разных очень отдалённых от Питера городов, предложившие свою помощь, они тоже активно участвуют в процессе. Печатаем сами, дома, на своих принтерах и на свои средства, иногда, правда, нам помогают с бумагой или с печатью. Сборники распространяем через интернет, причем делаем и вариант для чтения и вариант для печати, чтобы любой желающий мог распечатать его самостоятельно. Знаю, как минимум, одного человека, который печатает наши издания и распространяет у себя в регионе. Люди тоже печатают штучно и распространяют среди своих знакомых. Также налажена доставка по почте. Причем человек оплачивает только почтовую доставку.

Сами альманахи не продаем, всё распространяем бесплатно. Это принципиальная позиция. Творчество должно быть доступным и бесплатным — и для авторов, и для читателей, и не должно ставить своей целью извлечение выгоды. На обложке у нас всегда ставится значок «copyleft» (как антипод «copyright»). Мы — за свободное распространение информации.

По поводу названия: иногда спрашивают, чего же в нём такого протестного. Девиз Альманаха: «Слово должно быть чистым, чётким и метким». Наш протест в данном случае состоит именно в том, о чем я говорила выше — создать альтернативу. Показать, что есть иное творчество, другое мировоззрение, что всё это можно делать на основе взаимного доверия, не ставя целью извлечение выгоды, без денежных вливаний, спосорства и прочего.

— Это очень круто! Какова же твоя главная роль? Кто ты — в последовательности (поэт, общественный деятель и?..)

— Общественный деятель — это точно не про меня! Творчество является основным приоритетом. Остальные роли выполняются в силу объективных обстоятельств, и здесь я буду не оригинальна: как и у большинства они связаны с семьей, работой, ещё — с различными околотворческими «техническими» моментами, с бытом. Ничего сверхъестественного.

— Чего тебе не хватает для ощущения гармонии? И достижима ли она — не в музыке, не в поэзии, а в жизни?

— Почему же не хватает?.. Человек ощущает дисгармонию, когда лжет себе или делает что-то, что противоречит его внутренним установкам. У меня с этим пока всё хорошо. Иметь иной взгляд на мир — не означает отсутствия гармонии с ним. Просто я стараюсь смотреть на мир своими глазами.

Официальный сайт Ирины Синицыной
Страница в контакте
Альманах протестного творчества

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий