Светлана Чернова. На своем месте

15 октября московский рок-поэт Светлана Чернова празднует свой 22 день рождения в арт-кафе Гарцующий Дредноут. А пока мы говорим о счастье, красоте, пацифизме и о том, что заставляет двигаться вперед.

— Света, ты позиционируешь себя, как рок-поэт? В чем лично для тебя суть акцента «рок»?

— Во-первых, в том, что мои стихи в большинстве своём довольно тяжёлые по ритмике и эмоциональной насыщенности, и этот акцет выступает как своего рода противопоставление ванильной «женской» поэзии.

Во-вторых, многие стихи мне приходят как песни – в голове звучит мелодия, на которую ложатся слова. Но я не пою и не играю ни на одном инструменте, а с музыкантами соответствующего жанра в направлении совместного творчества работаю и открыта сотрудничеству.

— Как и когда рок проник в твою кровь? А поэзия?

— В подростковом возрасте я слушала всё подряд от попсы до Rammstein. Серьёзная любовь к русскому року началась лет в пятнадцать, когда я начала слушать «Сплин», «Би-2», «Агату Кристи», «Наутилус»… Из зарубежной музыки тоже многие вещи нравится, но для меня очень важен текст, и такой выразительности и глубины мыслеобразов, какой обладает русский рок, я пока нигде больше не встречала.

Что касается поэзии, то пишу я с тех пор, как начала говорить, так что… с рождения, наверное.

— Доросла ли ты до своих “кумиров” детства? Может быть, переросла их?

— Не считая Забавы из “Летучего Корабля” и Зелёного из “Тайны Третьей Планеты”, кумирами детства у меня были актёры (а скорее даже персонажи) кино. Поскольку это немного не моя сфера деятельности, сказать, доросла ли, нельзя. В сфере поэзии или музыки кумиров у меня нет. Есть то, что нравится, есть то, что не цепляет. У одного и того же автора можно найти и то и другое.

— Что заставляет тебя двигаться вперед? Что сдерживает?

— С одной стороны, двигаться вперёд заставляет чёткое понимание, чего я хочу от жизни в глобальном смысле. С другой стороны, я просто не могу иначе: стихи управляют мной в большей степени, чем я ими.

Сдерживает отсутствие впечатлений – для вдохновения мне нужно, чтобы что-то в моей жизни происходило. Это тонизирует мозг.

— Что делает тебя счастливой?

— Чувство поддержки и единства с миром. Ну и взаимная любовь, конечно.

— Ты пишешь, когда счастлива? В гармонии? Или все же – когда больно?

— Я пишу, когда чувствую себя как-то иначе, чем никак.

— Можешь ли сказать, что рождена под счастливой звездой?

— Да, она в момент моего рождения упала! Если говорить серьёзно, то считаю, что Вселенная отзывается на состояния человека и помогает, когда он выбирает свой путь. Не правильный или неправильный, а свой. Сейчас я чувствую себя на своём месте.

— Борьба против войны и борьба за мир – разные вещи? Насколько ты пацифист?

— Я считаю, что добро должно быть с кулаками. Надо уметь отстаивать свои интересы, и все эти идеи в духе «подставить вторую щёку» и «непротивление злу насилием» мне не близки. Но войну я считаю предельной глупостью, которая только может существовать в современном цивилизованном мире. Хотя и не могу отказать себе в романтизировании образа воина и признаю художественную привлекательность оружия. Сама в прошлом имела разряд по борьбе и шести видам оружия, последнее время хочу вернуться к фехтованию.

— Может ли красота спасти мир и нужно ли его спасать?

— Мир спасёт эстетичность. Спасёт от бардака. Не говорю “хаоса”, потому что хаос эстетичен. Эстетичным может быть и уродство, при создании соответствующего контекста. Считаю, что мир восхитителен в своём несовершенстве.

— Какие качества ты ценишь в людях? Свойственны ли они тебе?

— Ценю чувство собственного достоинства, благородство, и умение рисковать, слушать и признавать свои ошибки. Какие качества свойственны мне, думаю, со стороны виднее.

— Должен ли автор быть влюблен в свое произведение?

— Достаточно, чтобы в это произведение был влюблён хотя бы один человек на земле, не обязательно автор. Как писала В. Тушнова “Если я от этих строчек плачу, значит мне они предназначались”. Автор – только проводник и далеко не всегда адресат. В прочем, в существующем океане информации слишком легко захлебнуться чем-то нежелательным, так что, конечно, необходимо отфильтровывать откровенно некачественные творения до представления их широкой аудитории. Из-за отсутствия этой первичной фильтрации многие не любят современную поэзию в целом, хотя есть много талантливейших авторов – Стефания Данилова, Анастасия Лукомская, Ярослава Попова…

Кстати, Ярослава – будет одним из специальных гостей на праздновании моего дня рождения, куда я всех-всех-всех приглашаю. 15 октября, Москва, Гарцующий Дредноут. Приходите!

Группа в контакте

15.10. Светлана Чернова. День рождения. ВХОД СВОБОДНЫЙ! (по предварительной записи).

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий