Территория отчуждения. Компания рок-бродяг

Группа «Территория Отчуждения» играет некоммерческий русский рок, особенно актуальный во времена всеобщей материализации. Духовный анархизм, эксперименты с классическими стилями, стилизации и смешение… И главная черта коллектива: истинная сплоченность!

— Ребята, вы называете свою группу — андеграунд-проектом. Что такое андеграунд, по-вашему? Нечто, противоположное общемузыкальной культуре? Чувствуете себя отчужденными? Чужими среди своих?..

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Как написано у нас в описании проекта на сайте: «Андеграунд — творчество, имеющее изначальную, осмысленно выбранную, некоммерческую направленность». Этим все сказано, определены и суть и место такого творчества в топах, ротациях и прочей суете этой жизни. И дело здесь не в отчужденности, хотя при таком подходе она возникает сама собой. Люди предпочитают во всех областях жизни что-то лёгкое, комфортное, привычное и безопасное. Но настоящая жизнь, а значит и настоящее творчество, не такие. Реальность довольно жестка, противоречива и беспощадна. И все это отражено во внутреннем мире людей, но они чаще всего бегут от этого, отворачиваются, отсюда и все комплексы в человеке, а также и проблемы современной цивилизации. А отворачиваясь и убегая, люди отчуждают себя от реальности и реальность от себя, в том числе, часто, и творчество по-настоящему ее отражающее, без розовых красок, пастельных фильтров и прочей кастрации действительной жизни. Немногие могут пережить такое вторжение в свою зону комфорта. Так что, на мой взгляд, да, можно сказать, что в андеграунде изначально заложено что-то противоположное так называемой общемузыкальной культуре (которую так и хочется назвать безкультурьем). И, конечно, в таком случае, периодически возникающее чувство отчужденности, связанное и с реальной жизнью и с внутренними переживаниями, будет иметь место. Но, как говорится, могло быть и хуже, наши враги могли быть нашими друзьями. Этого уж точно не надо до тех пор, пока они не изменятся, не станут другими людьми. А «чужими среди своих» мы уж точно себя не ощущаем, скорее наоборот, мы тянемся к «своим», а они к нам.

Борис Пилявский (барабанщик): Есть ли смысл размышлять над этим странным словом — «андеграунд»? Хотя для Сергея, наверное, такое название имеет значение, он же по всем признакам — анархист, бунтарь. Наверное, отсюда и название: «андеграунд-проект», никто и не спорит, все стараются соответствовать.

Насчет отчужденности — я лично не чувствую себя «чужим среди своих». Разве что может быть — «чужим среди чужих». Но от этих «чужих» даже полезно отчуждаться. Я вовсе не говорю про ребят — они то, как раз, «свои!!!» на сто процентов.

— А в жизни — ощущение чужеродности вам свойственно?

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Смотря, какой чужеродности. В предыдущем ответе я уже много сказал о подобных вещах. Мы все — люди. В нас всех заложена искра добра. Мы не пытаемся делить мир на своих и чужих, мы хотим сделать его хотя бы чуть лучше. Только для этого наше творчество, даже те «неудобные», кажущиеся злыми, обывателю песни. Нам нечего делить с окружающими людьми. Мы просто хотим вместе с ними быть достойными называться словом «Человек».

Андрей Карапетян (басист): Я, слава Богу, не клиент психушки, и мне наплевать, как ко мне относятся посторонние мне люди. Считают меня «чужаком» — это только их проблемы.

Борис Пилявский (барабанщик): Чужеродность — это уже перебор. Отчуждение — то действие, которое произошло позже рождения, а вот чужеродность — это уж совсем что-то плохое. Люди, живущие на одной планете, не могут быть чужеродными. Ужасное было бы название «Территория Чужеродности» (смеётся).

— Андеграунд — в ваших устах — звучит гордо, но бедно: «Андеграунд — творчество, имеющее изначальную, осмысленно выбранную, некоммерческую направленность». Некоммерческая музыка — это сознательный акцент? Что это значит для вас? «ДДТ», к примеру, или «Алиса» — разве это коммерческая музыка? А ведь деньги товарищи зарабатывают…

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Не хочу сейчас судить других. Они сами ответственны за свои дела. Коммерческие или некоммерческие — лишь они сами знают это точно. Для меня лично некоммерческая направленность, которую я сам выбрал осмысленно, означает не отторжение возможности что-то продавать из результатов творческой работы, а изначальный стержень творчества, основанный на том, что все делается ради идеологических целей, а не ради денег. Покупают альбомы — я пущу вырученные деньги в развитие творчества или на полезные людям дела. Не покупают — все равно буду гнуть свою линию и делать то, что считаю нужным. И никак иначе.

Анастасия Кучек (клавишник): Зарабатывать деньги своим творчеством — приятный бонус, а не самоцель. Именно по этому критерию, по изначальной идее, на мой взгляд, и разделяются коммерческая и некоммерческая музыка. Некоммерческая — я буду играть то, что мне нравится, и так, как мне нравится, даже если при этом на концерты будут приходить от силы 10-15 человек. Коммерческая — я буду играть такую музыку, чтобы на концерты приходило как можно больше народу, чтобы меня крутили на радио и покупали мои диски. Те же «ДДТ» и «Алиса», думаю, в свое время создавались не с целью заработать денег.

Борис Пилявский (барабанщик): Коммерческая — это в обиходе определяется как «купи-продай». Если результат творчества кто-то продает, и есть желающие купить, то это внешне и есть коммерция. Но вряд ли на своих концертах и при записи альбома музыканты, называющие себя некоммерческими, рассуждают: «как бы мне заработать побольше на этой песне, надо вот здесь так сыграть, мне точно больше заплатят…». В этом разница. Что касается групп «ДДТ» или «Алиса», то, на мой взгляд, эти люди играют настоящую музыку, она им нравится, они сами от нее кайфуют. Они вышли на этот уровень, и если за это получают гонорары, то, видимо, этого заслужили. Они же не «впаривают» свое творчество всем подряд. Не понравилось — не ходи на концерты, не покупай диски, и вообще не слушай их музыку.

— Расскажите, как же вы все дошли до жизни такой?.. Как оказались на «Территории Отчуждения»? Как чувствуете себя внутри коллектива и вне его?

Марина Шубина (бэк-вокалистка): Все началось, когда я встретила Сергея тринадцать лет назад. Он тогда был только начинающим рок-музыкантом. Тогда это скорее был бард-рок, т. к. все песни исполнялись под акустическую гитару. Мы вместе создали сначала дуэт, а потом уже и группу, вместе придумывали название, вместе до сих пор творим. Этот проект из увлечения перерос в дело всей жизни. Для меня это творчество не заканчивается порогом репетиционных точек или подмостками сцен, оно неотъемлемая часть всего, чем я занимаюсь, даже идеи моих картин бывают навеяны текстами песен Сергея.

Юрий Манита (соло-гитарист): В соцсетях в Интернете подал объявление, поиграю с кем-нибудь в группе. Где-то через неделю—две написал Сергей, договорились встретиться для пробы — и пошло-поехало.

Анастасия Кучек (клавишник): С Мариной и Сергеем я познакомилась в 2008 году, когда они приехали в Питер для выступления в клубе «Симбиоз» и на фестивале «Поющая Кружка». Время мы провели очень весело, от общения и знакомства с их творчеством у меня остались исключительно приятные впечатления. Помню, особенно меня впечатлило название их нового альбома «Хобот Кентавра или Как Курить Писю Кубинской Коровки», ну и, конечно, песня «Мэри Поппинс». Эта песня глубоко запала мне в душу и останется там, видимо, уже навсегда (смеётся).

В следующем году ребята снова приехали выступать и даже привлекли меня подыграть им на губной гармошке. А потом они совершенно неожиданно взяли и переехали в Питер. И однажды осенью я случайно обнаружила в одной известной социальной сети, что Сергей ищет музыкантов. Ага, подумала я, вспомнив про «Мэри Поппинс», надо попробовать вписаться в коллектив! Тогда мы с моим мужем Андреем участвовали в не очень перспективном проекте и откровенно скучали. То, что в группу требовались гитарист, басист и барабанщик, а я являюсь клавишником, меня нисколько не смущало. Во-первых, муж у меня басист, и я собиралась его активно к этому делу привлечь, а во-вторых, какая группа откажется от добровольно идущего к ним клавишника? Расчет оказался верен, ребята несколько удивились, но на Территорию Отчуждения пустили.

Андрей Карапетян (басист): Соответственно, у меня все просто: жена «привлекла», а я прижился и чувствую себя вполне комфортно (шутливо).

Борис Пилявский (барабанщик): Здесь важен не сам процесс пути до этой жизни, важен результат. Мы оказались, в конце концов, на этой «Территории Отчуждения». Главное на этой территории удержаться, не сбиться с пути. А чувствуем мы себя вполне здоровыми людьми, с устойчивой психикой (шутливо).

— Кто у вас идеолог?

Марина Шубина (бэк-вокалистка): Безусловно, идеолог группы Сергей. Без него вообще не будет «Территории Отчуждения», потому что он автор текстов песен и законодатель аранжировки. Остальные музыканты, дополняя его, вносят свой незаменимый и талантливый вклад в звучание группы.

Борис Пилявский (барабанщик): Честно говоря, я не силен в этих политических терминах. Но замечу, что множество творческих идей, да и просто идей, подает Марина. Хотя внешне кому-то и может показаться, что идеолог у нас только Сергей, но, мне кажется, что это не совсем так.

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Так уж изначально выходит, что я пишу практически все песни, которые мы играем. Тут при любом раскладе становишься идеологом, т. к. в текстах твои мысли и чувства. Ну, а то, что и первичные аранжировки мои, видимо лишь дополняет это. Но я, конечно, всегда стараюсь обращать внимание на то, что думают и говорят окружающие, и это находит свой отклик в творчестве, но, все же, в начале, пройдя через мое мировосприятие и душу. По-другому здесь никак.

— В вашем случае, лидер группы — безусловный лидер? Или у вас демократия?

Борис Пилявский (барабанщик): Какая там демократия, при таком-то лидере — бунтаре. У нас монархия с признаками анархии. Можно, наверное, назвать это — мАнархия (смеётся).

Марина Шубина (бэк-вокалистка): В музыкальном коллективе должен быть один лидер, обладающий неисчерпаемым запасом энергии, энтузиазма, идей, уверенности, а где-то и наглости, упорства, умения сплотить и вести за собой, способный привлекать внимание публики. Все эти качества есть у Сергея, и он безусловный лидер проекта. Но это не тоталитаризм. Инициатива, исходящая от других членов группы, всегда приветствуется и поощряется. Только сплоченной командой мы сможем добиться желаемых результатов.

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Дело в том, что я не имею особых музыкальных навыков, и поэтому доверяю музыкантам. К тому же, я считаю, в группе каждый должен иметь возможность самореализоваться. Поэтому я им не мешаю делать свое дело так, как они считают нужным, а я делаю свое. Каждый всегда может сказать свое веское слово. Хотя, все равно, в итоге решение за мной, конечно, остается, песни все же мои (смеётся).

Юрий Манита (соло-гитарист): У нас в группе все лидеры своего дела!

— Что значит для вас выражение «духовный анархизм»? Анархия — это безвластие, противление власти?.. Но ведь человеческим духом, определенно кто-то должен руководить? Кто?

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Духовный анархизм — это самоорганизация внутри самого человека, это то, с чего начинается настоящий анархизм снаружи, когда люди развиты духовно, свободны, честны и являются одной позитивной силой. Это то, к чему мы стараемся вести. Он находит свое естественное отражение в нашем творчестве. Я бы даже назвал его основой своих песен. К сожалению, большинство людей лишены этого внутреннего стержня, именно поэтому они никак не могут решиться жить своим умом, постоянно выбирая каких-то представителей своих интересов, какую-то власть, имеющую право их вести и наказывать. К каким печальным последствиям это приводит, мы можем наблюдать вокруг.

Марина Шубина (бэк-вокалистка): Для меня «духовный анархизм» — это свобода выбора, что хорошо, а что плохо, поддерживаемая и определяемая моральными ценностями. Анархия же — это такой моральный, духовный, ценностный уровень развития общества и каждого человека в отдельности, когда власть как орган контролирующий, направляющий и наказывающий просто не требуется. Но каждый человек вправе выбирать, будет ли кто-то руководить его духом, и дать универсальный ответ, который бы относился ко всем людям, просто невозможно.

Андрей Карапетян (басист): А с чего вы взяли, что человеческим духом вообще должен кто-то руководить? Человеком должна руководить исключительно его совесть. А власть, законы — это всего лишь попытка привести к общему знаменателю некую обобщенную совесть и интересы «правящего класса».

Анастасия Кучек (клавишник): И, как можно заметить, эти попытки пока не увенчались успехом. Человека нельзя насильно, «сверху», сделать хорошим. И анархия — это как раз не противление власти, а общество, где каждый живет по совести, тогда ни власть, ни законы уже не нужны.

Борис Пилявский (барабанщик): Руководить моим человеческим духом невозможно. Духом нельзя руководить.

— Девушка в рок-н-ролле — не то же самое, что девушка на корабле?.. Я знаю много уважаемых во всех смыслах музыкантов, которые — ни в коем случае — не пускают женщин в свои «мужские» игры… Что думаете об этом?

Марина Шубина (бэк-вокалистка): Музыка, творчество это не замкнутый корабль. Она для всех. А вы говорите скорее о проблеме взаимоотношения полов. В нашем коллективе, мы все равны. Проект «Территория Отчуждения» никогда не ставил и не ставит таких рамок, главное, чтобы человек был хороший и талантливый музыкант, влюбленный в свое дело.

— «Мужское — женское» помогает созданию душевной атмосферы в группе. Или наоборот, провоцирует конфликты?

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Мужчина, женщина — это, прежде всего, человек. Веками нас разделяли ради власти, с помощью воспитательных программ. Это все наносное, есть, конечно, физиологические и психологические отличия, но они весьма малы в настоящих людях, не поддавшихся гнилости нашей цивилизации, и не мешают общему делу никак. К тому же, правильно использованные, данные различия лишь добавляют позитива и в отношения, и в работу, и в творчество. Так что весь этот сексизм мы оставляем за границей нашей территории.

Анастасия Кучек (клавишник): Вообще, не вижу смысла разделять музыкантов по половому признаку. Для комфортной работы в группе человек, во-первых, должен иметь соответствующий музыкальный уровень и, во-вторых, свободно, безпроблемно общаться с другими музыкантами. Если техническая сторона вопроса целиком зависит от самого человека, то для работы в коллективе уже имеет значение сочетание характеров, темпераментов, идей и устремлений всех участников команды. Если оба условия выполняются, тогда и конфликтов не будет. И полы ни при чем (смеётся).

Борис Пилявский (барабанщик): Да, борьбы полов у нас нет. Это всё ерунда.

— Что самое главное для вашей компании? Что держит вас вместе?

Анастасия Кучек и Андрей Карапетян (хором): Рок-н-ролл, виски и отличное настроение (смеются).

Сергей Белый (вокалист, гитарист): Мы просто хотим делать одно дело вместе, поэтому каждый раз вновь собираемся на репетиции, едем на концерты. Да и в своей обычной жизни периодически встречаемся, так как мы «свои» и это нас сближает. Есть что-то в нас, видимо, что порождает общую симпатию друг к другу.

Марина Шубина (бэк-вокалистка): Мы все бескорыстно влюблены в совместное творчество. Мы все интересные и незаурядные личности. Нам интересно творить вместе. Нам всем одинаково нравится тот стиль музыки, в котором мы играем. Это, пожалуй, самое главное, что нас сближает.

Борис Пилявский (барабанщик): Да так, в общем-то, ничего конкретного и не держит нас вместе. Анархия есть анархия, никто ни над кем не властен, никто и ничто никого не держит. Деньги — не держат. Интересы — у всех разные, свои. Музыкальные пристрастия — также разнообразны у всех. Алкогольные напитки мы все тоже разные пьем. Так, может, и не будем задумываться над тем, что кого держит…

Юрий Манита (соло-гитарист): Интерес, желание развиваться в группе. Я считаю, что музыка для музыканта — это его половина, с которой нужно идти по жизни до конца. Поэтому как получается, так и иду с ней по жизни.

— Ваш ближайший подарок любителям андеграунда?

Сергей Белый (вокалист, гитарист): 16 апреля в Санкт-Петербурге состоится большой концерт «Территории Отчуждения» в клубе «DA: DA:», думаю, это и будет ближайшим подарком. Там будут старые и новые наши песни, подарки слушателям от группы и прочие сюрпризы! Всех ждем!

vk.com/club2742689

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий