Алла Дамскер. Умение учиться — это состояние зрелости

Возможно, вы удивитесь, но сценарий для кино, ТВ или рекламного ролика пишется по одним и тем же законам. Эти законы не держатся под секретом, и, тем не менее, знают их немногие…

Алла Дамскер, известный киносценарист, сильная, стильная представительница самой удивительной кино-профессии сегодня приоткрывает нам полог тайны.

— Алла, правда ли, что хороший сценарий — основная часть успеха картины?

— Глупо было бы спорить с великими. Например, Хичкок по этому поводу выразился вполне определенно: «У хорошего фильма есть три важных составляющих: сценарий, сценарий и еще раз сценарий» Или высказывание великого Сергея Эйзенштейна «Сценарий — это шифр. Шифр, передаваемый одним темпераментом — другому». Другими словами, если у вас есть хороший сценарий, у вас есть все шансы сделать хороший фильм. Эта составляющая, этот уникальный шифр, безусловно, является одним из важнейших факторов успеха фильма.

— Что привело вас в кино? Случай или страстная любовь к этому направлению в искусстве?

— Я начинала учиться в ЛГИТМиКе, то есть в Институте театра, музыки и кинематографии, правда закончила уже в СПбГАТИ. Потом жила за границей, рожала и воспитывала детей, работала на самых разных работах. Вернулась обратно в Питер. По воле случая попала на канал 100ТВ. Тогда это был самый расцвет молодого, яркого, нового телевидения, которое зарождалось в нашем городе. Там работали удивительные люди. Там я получила бесценный опыт. Два года я вела интеллектуальную игру «Ум за разум», была редактором Большой студии. Потом была работа на Пятерке, затем в продюсерском центре, где было сделано очень много программ на самые больные и животрепещущие темы. А потом пришло четкое понимание, что с телевидением мой роман закончен. Это было важное время, пришлось и снимать, и монтировать, и писать тексты, и работать перед камерой, то есть удалось быстро и на практике научиться всему тому, что позволило мне ступить на тот путь, которым иду сейчас. И хотя путь мой был извилист и тернист, но выйдя на эту дорогу, я испытываю то, что испытывает путник, идущий к вратам Иерусалима. Идти тяжело, и в горку, но цель путешествия прекрасна.

— Мне кажется, довольно сложно при написании сценария утрамбовать литературную составляющую в жесткие рамки заданной формы? Безусловно, этому нужно учиться. Расскажите о ваших учителях — в профессии.

— Я твержу моим ученикам одну избитую истину: «Научить нельзя, но можно научиться». Умение учиться — это определенное состояние зрелости, как ни странно. Когда ты знаешь, почему тебя это интересует, и хочешь это уметь.

Научилась я у Александра Наумовича Митты. Его книга и по сей день является моей настольной библией. Недавно я не нашла у себя ее рядом с кроватью и сильно забеспокоилась. Мои дети стали утешать меня, мол, мама, ты же наизусть все знаешь. Знаю, и, тем не менее, когда мой сын обнаружил пропажу в книжном шкафу, была несказанно рада. К Александру Наумовичу я попала на курс, когда уже написала два сценария. Мне необходимо было сверить ориентиры. Сверила. Учиться продолжаю и по сей день. С удовольствием посещаю мастер-классы коллег. Стараюсь вырываться на семинары гуру сценарного мастерства и режиссуры. В прошлом году это были Коппола и Макки, например. Думаю, что когда человек перестает учиться, полагает, что уже все знает, можно на нем ставить маленький крестик и начинать сочувствовать.

— Круто! Это касается не только профессии, но и учебы Жизни?

— Каждый человек, встречающийся нам в жизни, является учителем. Какой урок он несет, понимаешь со временем. Своей «крестной мамой» в профессии считаю Катю Нарши (Селезневу), замечательного драматурга и сценариста, которая первая поверила в меня, дала возможность поработать на первом совместном проекте. Татьяна Друбич, обожаемый мною человек и учитель по жизни. Сколько она делает доброго, светлого и все это без всякой шумихи, суеты. Владимир Яковлевич Ворошилов, с которым судьба свела однажды на съемках игры «Что? Где? Когда?». Одной своей фразой: «Вы режиссер и я режиссер», он не оставил мне никакого выбора. Учителей много, успевай учиться. Всем низкий поклон и безмерная благодарность.

— Принято считать, что в киноиндустрии каждый тянет одеяло на себя… А вы решили научить других тому, что умеете сами. Почему? Щедрость сердца или потребность передавать накопленные знания?

— Хочешь научиться сам, начни учить других. Это совершенно мой вариант. Зная свое обостренное чувство ответственности, предполагала, что не смогу прийти на лекцию к ученикам, не перерыв гору литературы, не докопавшись до самой сути. Мое движение в профессии направлено по двум векторам: эмпирический путь — писать и никаких гвоздей и путь теоретический — анализ различных источников и передача информации. Каждый пришедший ко мне человек важен для меня. Если не смогла зажечь в нем искорку, разбудить, растревожить его внутренний поиск, значит, не выполнила свою задачу. Первые мои ученики в Университете кино и телевидения наблюдали, как я чуть не плакала, когда они приходили неподготовленными. Никак не могла понять, как же это можно хотеть научиться и не найти времени на занятие тем, что так любишь. Зато моя эмоциональность вынудила их серьезнее относиться к занятиям. Теперь, после более двух с половиной лет организации и ведения собственных курсов, я научилась реагировать более спокойно на неорганизованных лодырей. Но обычно такие люди не идут дальше Первой ступени и с профессией в дальнейшем их мало что связывает. Все-таки понятие «чугунная задница» для сценариста едва ли не ключевое.

— Расскажите подробнее о ваших сценарных курсах…

-Рассказывать о курсах можно долго, много и велиречиво. Лучше всего почитать отзывы моих учеников, среди которых есть и писатели, и режиссеры, и операторы, и журналисты, и самые простые люди. У меня нет цели сделать всех сценаристами, но мне очень нравится фраза Гоши или Георгия Ивановича из всеми любимого фильма: «Просто мне нравится, когда начинает крутиться то, что без меня не крутилось».

Самое ценное, что вы можете получить от курсов — это обратная связь. Погружение в мир своих собственных фантазий, идей и снов, которое тут же находит отклик среди ваших коллег, корректируется рукой мастера курса и на ваших глазах превращается в сформулированный логлайн, синопсис, сценарий.

Остальное все есть в открытом доступе, источники информации открыты.

— Что, кроме знаний, получают ваши ученики?

— Заряд творческой энергии, расстановку своих приоритетов, лучшее понимание себя и тот самый волшебный пендель. За последним, как ни странно, приходят очень многие. Ведь так сладка мысль, что кто-то будет задавать тебе уроки, контролировать домашнее задание, подчеркивать красным карандашом ошибки и иногда гладить по голове. Но так как курс интенсивный, а это значит довольно концентрированный объем знаний за сравнительно небольшой период, то расслабляться не приходится. Ни мне, ни им.

— Нет ли опасности в том, что вы взращиваете потенциальных конкурентов?

— Эта перспектива меня никогда не пугала. Чем больше в мире творческих, созидающих людей, тем прекраснее окружающая нас реальность. Пока еще есть куда стремиться.

— Насколько вы уверенный в себе автор? Человек?

— Опять же приведу цитату Бертрана Рассела: «Одно из неприятных свойств нашего времени состоит в том, что те, кто испытывает уверенность, глупы, а те, кто обладает хоть каким-то воображением и пониманием, исполнены сомнений и нерешительности». Судя по всему у меня все в порядке с воображением и пониманием.

— Любой желающий, по-вашему, может обучиться сценарному делу? Или все же это удел особо одаренных?

— Любой желающий может постигнуть основы ремесла. Чтобы стать сценаристом придется стать обладателем целого набора качеств, о которых мы, кстати, говорим в самом начале нашего курса. Поверьте, среди успешных сценаристов есть не самые одаренные. И многие одаренные не смогли продать ни один сценарий. Могу сказать одно — если ваше намерение твердо, поддерживать его будет вся Вселенная.

— Что может помочь начинающему сценаристу выйти на свою тропу Славы?

— Не нужно искать славы. Нужно искать возможности выразить себя, донести важное для вас через эту удивительную возможность передавать зашифрованные послания миру.

vk.com/id1953443

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий