Сергей Неграш. Переход в массовую культуру

Писатель-фантаст Сергей Неграш мастерски трансформирует и жизнь, и литературу в замысловатый кубик Рубика. Его книги правдивы и максимально искренни.

Сегодня (как и всегда) Сергей Неграш заглядывает в себя, исследует собственные глубины — и делится с нами своими выводами и находками!

— Сергей, ты говорил, что жизнь должна быть похожа на кубик Рубика, и надо собирать сразу все стороны. Можешь рассказать подробнее?

— Я воспринимаю жизнь как кубик Рубика, а, как всем известно, собрать его можно только сразу. Дело в том, что, трудясь над какой-то конкретной гранью (допустим, карьерой), человек упускает прочие (любовь и так далее). Получается перекос, который рано или поздно даст о себе знать. С годами я пришел к выводу, что нужно заниматься всем. Работать и над статусом, и над финансами, и над личными отношениями. В какой-то момент, как мне кажется, раздастся заветный щелчок, и все встанет на свои места. Я не утверждаю, что этот путь — единственно верный, но он мой. У каждого своя дорога.

— Люди, по-твоему, должны учить друг друга или принимать друг друга такими, какие есть?

— А разве одно противоречит другому? Кто кого учит: профессор — студентов, или они — его. Важно: понимать прочих, не требовать от людей невозможного, отказаться от свойственного многим максимализма и личностного «я так считаю, я прав, а все остальные — нет». Конечно, перестать быть субъективным невозможно, но стоит к этому стремиться. Умение смотреть с разных точек зрения, прощать ошибки — и себе, и другим — очень важно для всех, не только для писателя.

— Говорят: уважай себя, чтобы тебя уважали… Согласен? За что ты уважаешь себя?

— Безусловно. Сложно уважать человека, который сам себя не уважает. Я уважаю себя за трудолюбие, упорство и порядочность. А еще — за безумную любовь к жизни, за желание понять, как все это существует, разобраться в механизмах, хотя бы отчасти. А, вообще, Конфуций как-то заметил: «Каждый может стать благородным мужем, нужно только решиться им стать». От себя замечу: благородного человека можно встретить всюду, их гораздо больше, чем принято считать.

— Стыд и совесть — разные понятия? Что ты лично в них вкладываешь?

— Мне сложно объяснить это. Я приведу очень простой пример: стыдно не дарить подарки близким на праздники, и бессовестно предавать тех, кто тебя поддерживает. Нужно стараться изо всех сил быть человеком, хорошим человеком. Причем, это нужно не для кого-то, не для того, чтобы все посмотрели и умилились, какой ты замечательный. Нет, это необходимо для самого человека, для его духовного роста. Другой вопрос: нужен ли ему этот духовный рост?..

— Для писателя все в жизни важно? Есть ли что-то, что проходит мимо твоего сознания?

— Да, важно все, каждая мелочь. Другое дело — не всегда удается эту мелочь заметить. Допустим, идя по улице, ты видишь кошку, сидящую на крыше, и в твоем мозгу тут же рождаются образы. Также образы рождаются при общении с разными людьми, ты буквально чувствуешь, как в твоем нутре вызревает очередное произведение. Но, увы, я склонен полагать, что мимо моего сознания проходит очень многое, что именно — не знаю, оно же проходит…

— Ложь — один из величайших пороков… А ложь во спасение? Литература — это ведь тоже разновидность лжи? Или нет? В чем разница?

— Если литература лжива, то это не литература, а черт знает что. Литература должна быть правдивой, искренней, причем, максимально, автор обязан заглядывать в себя, исследовать свои собственные глубины, даже если он занимается литературой мечты. Не имеет значения, о чем ты пишешь, главное — говорить правду, вкладывать в текст свою душу, свое «я». Читатель это обязательно почувствует…

— В тебе здорово сочетается молодость и мудрость… Ты обязан чужим книгам своей мудростью? Или?..

— Я не считаю себя мудрым. Всему, что я знаю и до чего дошел, я обязан жизни, вернее — той неведомой силе (для простоты назовем ее — Богом), что ведет меня, заставляет в тот или иной момент действовать так или иначе — читать, писать, ходить, говорить, драться. И, конечно же, работать, набираться опыта, того, без чего невозможно сочинить по-настоящему разные и в то же время одинаково интересные книги.

— Шопенгауэр писал, что читать — значит, думать чужой головой, вместо своей собственной… Можешь прокомментировать?

— Очень спорное высказывание. Ведь каждый воспринимает ту или иную книгу по-своему, находит в ней зачастую идеи, которые автор и не думал туда вкладывать. Текст проходит через призму восприятия конкретного читателя, того, кто, все равно, думает своей головой, потому что другой головы у него просто нет. И даже если он всего лишь, точно попугай, повторяет чужие слова — так ведь не все, а лишь те, что понравились ему, соответствуют его мировоззрению.

— Твоя любимая цитата из классиков? С кем согласен безоговорочно?

— Самой любимой цитаты нет. Но, раз в этом интервью, мы уже вспоминали Конфуция, то, пожалуй, позволю себе процитировать еще одно его изречение: «Успех зависит от предварительной подготовки, без подготовки вас обязательно ждет провал». Тщательно продумывайте каждый шаг, не бойтесь рисковать, будьте благодарны, не предавайте, вообще, старайтесь быть порядочными. И не спешите!

— Супер! А хорошо ли ты знаешь себя? Часто ли сам себя удивляешь? Например?

— Я знаю себя очень хорошо, все мои сильные и слабые стороны мне известны. Часто ли я себя удивляю? Нет, на самом деле, я очень предсказуемый человек. И, если внимательно глянуть на все, что я делаю, то легко выявить закономерности. Рассказывать о них не буду. Должна же во мне оставаться хоть какая-то загадка — пусть и для других, не для себя.

— Что такое — твоя семья? Кровные родственники или те, с кем чувствуешь духовное родство?

— Семья — это святое и, конечно, в первую очередь это — кровные родственники.

— Писатели часто вкладывают в головы и сердца персонажей то, что не рискуют сами транслировать в жизнь… Твои герои смелее тебя? И что такое смелость, по-твоему?

— Настоящих смельчаков, таких, каких показывают в боевиках, среди моих героев почти нет. Мои персонажи боятся, но всегда побеждают страх, терзаются сомнениями, но любовь ведет их по верной стезе, иронизируют, чтобы казаться сильнее, чем они есть на самом деле, а сражаются только тогда, когда нельзя иначе. Ими движет не желание уничтожить Зло, а нечто большее, жажда защитить близких (не абстрактное человечество, а вполне конкретных личностей) и все то, что дорого им, а заодно выжить.

— Что посеешь, то и пожнешь, да? Какими видишь свои грядущие творческие плоды?

— Тут без краткой лекции не обойтись. Существует три базовых разновидности культуры: официальная культура (монографии, разнообразные статусные сборники), субкультура (все виды субкультур, включая контркультуру и их порождения, допустим, манга) и массовая культура (популярные писатели, причем, массовая культура далеко не всегда плоха, она бывает очень качественной); некоторые произведения относятся сразу ко всем трем. Теория культуры гласит: тот, кто работает изначально на общечеловеческую культуру (единую) вне зависимости от того, к какой его группе причисляют, рано или поздно переходит в разряд массовой культуры. Далеко не всякий там задерживается, порой возвращается обратно — в официальную культуру или одну из субкультур. Я думаю, что в грядущие годы меня ждет переход в массовую культуру. Не знаю, когда именно это произойдет. Но это неизбежно.

vk.com/id32227287

Анастасия Мурзич

Матерь Соборища: поэт, писатель и журналист. vk

Добавить комментарий