Антон Слон. Не все дело в шляпе

Группа ЛУННЫЙ ПЁС родилась в Санкт-Петербурге 17 марта 2010 года от Рождества Христова. Как считает ее лидер Антон Слон, это группа единомышленников и количество участников не имеет значения. Музыканты вместе, потому что они захвачены одной идеей.

— Антон, часто ли ты бываешь откровенен? Что для тебя откровенность?

— Для меня откровенность — это говорить то, что думаешь. Мне скрывать нечего, и я стараюсь говорить, что думаю. Больше того, я также раскрываюсь в своих песнях, и это для меня высшая ступень моей откровенности.

— У группы небольшой состав. Это замысел или просто так получилось? Хотел бы ты использовать какие-то новые инструменты, возможно, новых музыкантов?

—  Да, вы правы, у нас, действительно, небольшой состав, но ЛУННЫЙ ПЁС — это группа единомышленников, а в этом случае количество участников не имеет значения. Мы заранее не знаем, будут ли в нашем составе те или иные музыканты-инструменталисты. Если мы будем захвачены одной и той же идеей, то мы будем вместе, но заранее этого не знаешь.

— Среди отечественных рок-музыкантов достаточно модно использовать в сценическом образе такой предмет гардероба как шляпа, достаточно вспомнить Григоряна, Шахрина, Глеба Самойлова. Как так получилось, что ты выступаешь в шляпе, и что это для тебя значит?

—  Однажды, отдыхая в Тунисе, я увидел, как уличный торговец продавал шляпу, которая мне понравилась. Я купил её и привез с собой. И как-то на репетиции, надев её, я понял, что этот аксессуар может стать частью сценического образа. И музыканты группы были солидарны со мной в этом. Если говорить о том, что это для меня значит, то могу ответить: не всё дело в шляпе.

— На обложке музыкального журнала «Аудиоформат» фото группы было подписано как «христианские ценности в русском роке». Что для тебя значат эти два понятия «христианские ценности» и «русский рок»?

— На самом деле, это два совершенно разных понятия. Русский рок — это явление с не более, чем сорокалетней историей. Изначально русский рок — это протест, борьба за свободу, и хотя он может использовать христианские ценности, но не раскрывает их. Если говорить о христианских ценностях, то даже на Русской земле они имеют более, чем тысячелетнюю историю. Вся наша жизнь пропитана ими. Благодаря именно христианским ценностям Россия стала великой и могущественной державой.

— В одном из интервью ты сказал, что все средства от продажи дисков вашей группы вы перечисляете на счёт детского хосписа Санкт-Петербурга. Как родилась эта идея? Почему именно детский хоспис? Что вообще для тебя благотворительность?

— Действительно это так, все средства от продажи нашего альбома «СНЫ ЛУНЫ» мы перечисляем в детский хоспис, но мне не хотелось бы сейчас развивать эту тему, так как благотворительность для нас — это дело сугубо личное. Результат благотворительности не должен быть виден всем, он предназначается только тем, кто в нем нуждается.

— Довольно часто в последнее время приходится слышать, что русский рок — это отмирающее понятие, что новых имён не появляется и ждать в этом жанре какого-то прорыва бессмысленно. Ты играешь в рок-группе, сочиняешь песни — твоё видение ситуации?

— Мы давно слышали, что «рок-н-ролл мертв»… Возможно так и есть, но жизнь не стоит на месте. Пока люди живы, они будут сочинять песни, выражая в них свое состояние души. А как назовут этот жанр — особого значения не имеет. Время не останавливается, и на место того, что уходит, приходит что-то новое.

— В Питере на сегодняшний день есть Ленинградский рок-клуб и Петербургский рок-клуб. Не возникало мысли вступить в рок-клуб? Вообще веришь, что есть рок-н-рольное братство?

— Даже в далекие 80-е не все ленинградские рок-группы вступали в рок-клуб. Тем не менее, они не переставали сочинять музыку и жить теми же рок-идеалами. А сейчас это вообще сродни какой-то партийной принадлежности. А уж говорить о братстве между этими рок-клубами совсем не приходится. Стоит ли принимать участие в распрях? Независимо от членства в рок-клубах мы чувствуем родство со многими рок-музыкантами, как нашего города, так и иногородними.

— Ты ощущаешь себя жителем рок-н-рольной столицы России? Как ты думаешь, чтобы играть рок-н-ролл, обязательно жить в Питере?

— Мы знаем на примерах, что многие наши легендарные музыканты приезжали в тогда еще Ленинград, чтобы почувствовать это рок-дыхание, энергетику. И с этой точки зрения Санкт-Петербург можно назвать столицей рок-н-ролла России. Однако и в других городах было и есть много музыкантов ничуть не хуже питерских. При этом нет никакого соперничества между городами, а есть творческое дополнение.

— Ты затрагиваешь в своих песнях самые различные темы. Есть песни и социального характера, и философского плана. Если у тебя любимая из твоих песен? И есть ли песня, которую можно было бы смело назвать визитной карточкой группы?

— Я каждую нашу песню люблю по-своему, но есть определенные песни, которые пользуются наибольшей любовью наших слушателей. Визитной карточкой можно назвать несколько композиций, такие как ЛОШАДКА, ТАРАКАН, ЧЕРНОЕ МОРЕ, ПСЫ, СБЕРЕГИ ЛЮБОВЬ, ЛЕТИ и другие..

— На странице группы в контакте немало лестных отзывов о творчестве, видно, что людям нравится то, что вы делаете. А как ты относишься к критике? Есть ли кто-то, чьё мнение для тебя является незыблемым авторитетом?

— К критике я отношусь положительно, она заставляет нас двигаться вперед. Мнения многих для меня авторитетны, но нет незыблемости, а есть дискуссия.

— Насколько я понимаю, второй, после тебя, человек в группе — это Михаил Малков, расскажи о нём и вообще о составе группы, какие происходили изменения за годы существования группы…

— Михаил Малков — мой хороший друг и постоянный участник группы ЛУННЫЙ ПЁС. Это великолепный музыкант, разносторонний человек, и очень хороший товарищ. Без него просто не было бы ЛУННОГО ПСА… А что касается изменений состава группы за прошедшие годы, то многие приходили, многие уходили, но концепция творчества от этого не менялась.

Страница в контакте

Добавить комментарий