Антон Слон. Я — часть народа

Антон Слон — небезосновательно «заклеймен» музыкальной общественностью, как герой нового рок-н-ролла. Он пишет песни «на злобу дня», помогает сиротам, регулярно устраивает гражданские акции. Он многое хочет успеть!

Сегодня музыкант рассказывает о настоящем искусстве, добрых устремлениях и простой системе личных ценностей.

— Есть такое выражение: один в поле не воин… Можешь его прокомментировать?..

— Выражение кажется бесспорным. Одному воевать практически невозможно, тем более, если против тебя целое войско. Но не воевать совсем — не значит остаться в живых. Бывает и один в поле воин, но только не долго.

— Часто ты мне представляешься воином — цельным, сильным… Но одиноким. Ошибочно ли мое представление?

— Ошибочно. Я не одинок. Многие люди меня поддерживают, многие понимают.

— Ты уже не первый год проводишь акции в поддержку Глеба Грозовского… Почему? И самое главное — зачем?

— Вы правильно сказали, что один в поле не воин, но не совсем точно применили это выражение ко мне. Я скажу, что, скорее, Глеб Грозовский представляется воином, и я, да и не только я, — мы поддерживаем его, именно потому, чтобы он не был одинок. Если все его оставят, тогда один воин долго не продержится.

Многие известные люди, такие как Дмитрий Шагин, с пониманием относятся к этой ситуации.

— Но ведь кто-то и препятствует?…

— Сейчас вряд ли кто-то препятствует, скорее, стараются не замечать. А раньше поступали звонки от незнакомых мне людей, которые расспрашивали, зачем я это делаю и не стоит ли мне остановиться.

— Ты считаешь, что твои добрые творческие устремления могут что-то изменить? В системе… нового миропорядка?..

— Добрые устремления могут менять людей. А будут меняться люди, — будет меняться и мир.

— Сейчас некоторые авторы столкнулись с необычной проблемой: их творения попадают «под статью», они подозреваются в пропаганде педофилии и гомосексуализма… Как ты считаешь, может ли вообще настоящее искусство способствовать какой-либо пропаганде?

— Настоящее искусство пропаганде не способствует. Есть пропагандисты, которые пытаются использовать искусство в своих целях. Также есть авторы, чье творчество способствует пропаганде, но тогда оно не может быть чистым искусством, а будет продуктом, направленным на пропаганду. Великая музыка Чайковского не служила никакой пропаганде. Что же касается «статьи», которая, кстати, о пропаганде среди несовершеннолетних, то я считаю, что их желательно вообще уберегать от всякого разврата, не важно, гомосексуальный он или гетеросексуальный.

— Ты можешь назвать себя «гласом народа»? Или ты пишешь песни о том, что важно лично для тебя?

— Я пишу песни о том, что важно для меня. Но я — часть народа, и знаю, что многим мои песни близки.

— И что же составляет систему твоих личных ценностей?

— Знаете, когда-то Бориса Гребенщикова спросили, есть ли у группы «Аквариум» песни про любовь… На что он ответил: «У нас все песни про любовь». В случае моих личных ценностей мало оригинального. Конечно, дружба, любовь… Любовь к Богу и к ближнему.

— Ты необычайно продуктивен… Чем ты сам это объясняешь? Муза тебя любит? Многое хочется успеть? Твои варианты?

— Не сказал бы о себе, что продуктивен необычайно, но когда есть, что сказать, — обязательно говорю. Жизнь многообразна, таким же многообразным может быть и творчество. А успеть действительно хочется многого.

— Чем порадуешь в начале нового сезона?

— Скоро запишем несколько новых песен и, надеюсь, порадуем ими наших слушателей.

Лунный пёс в Контакте

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх