Светлана Зорина. Если веришь в Бога, то и в себя веришь

Светлана Зорина — молодая, талантливая автор-исполнитель с интересным вокальным тембром и искренней душевной подачей. Ее самобытное творчество выходит за рамки стилей и расширяет границы жанров. Это редкое явление на российской сцене.

— Светлана, когда вы начали писать музыку? Что послужило толчком к рождению первых сочинений?

— Я всем рассказываю, что первая песня появилась после защиты диссертации. Это была песня «Сказочный принц». На самом деле, всё это возникло гораздо раньше, в 14-15 лет. Но тогда я считала, что это очень личное и не имеет большого значения для других. Первая песня была, конечно, о любви. А потом была песня о море, это соответствовало моему увлечению морской темой на то время. А вот потом уже «Сказочный принц». И к ней-то как раз написана уже была аранжировка, и это всё было уже на другом уровне. Хотя, как знать… Может, и имеет смысл извлечь то, первое. Я как-то раньше не думала, что музыка просто может звучать в твоей голове. Что можно так мыслить и выражать свои ощущения. Я всегда считала, что это удел музыкантов, людей особенных, а я себя к таковым не причисляла. Но потом вдруг оказалось, что она звучит, и что без этого я не могу.

— Что для вас поэзия и музыка? Возможность углубиться в себя, проявиться в мире, или…? К чему стремитесь в творчестве?

— Для меня творчество — это проводник моего ощущения мира. Это прежде всего возможность найти для себя ответы. Создаётся как-бы настройка на ощущения, и в этом состоянии я разрешаю для себя какие-то проблемы. Как оказалось, мои ответы интересны и другим людям. И те истории, которые я рассказываю, кто-то проецирует на себя. Ещё это жизненный опыт, который я получаю от общения с людьми, как врач. Это же очень тонкое и глубокое ощущение жизни. Когда человек сталкивается с болезнью, у него появляется возможность по-другому увидеть себя и свою жизнь. А я, как доктор, наблюдаю это со стороны.

— Вы очень плодовиты: стихи, сказки, роспись игрушек. Еще есть семья… Вы практикующий врач-невролог, гомеопат, преподаете в Университете им. Мечникова. И при этом гастроли и запись альбомов… Как вы всё успеваете?

— Не всё и не всегда успеваю. Может быть, поэтому не смотря на моё желание сделать творческую составляющую профессиональным хобби, всё-таки в этом остаётся некое дилетантство. Хотя, мне бы хотелось, чтобы это было проявлением непосредственности, которая и является моей отличительной чертой. А в медицине я приобретаю большой опыт. Ещё со школьной скамьи начала заниматься ею глубоко и прошла все ступени становления для врача. И моё образование и мой опыт позволяют мне балансировать в этом достаточно успешно, улавливая современные тенденции.

— Считается, что у творческих людей хорошо развита интуиция и чувствование тонкого мира. В вашем случае это утверждение верно? Чем отличается ваше восприятие от восприятия окружающих вас людей?

— Да, для меня это очень верное утверждение. Лучше всего интуиция проявляется у меня в состоянии усталости. Или в момент накала эмоций, на каком-то подъёме. Иногда мне это восприятие очень мешает, потому что вижу проблему тогда, когда другие её ещё не видят. Пытаюсь как-то это донести до других, не все к этому готовы, и это порождает конфликт и мои негативные эмоции. Я, как ни странно, ещё не научилась просто принимать то, что вижу и чувствую.

— Бывает ли желание сделать творчество основной работой? Есть ли принципиальная разница в творческих и не творческих профессиях? Какая?

— Желание — нет. Мысли об этом — да… Многие из моего окружения говорят мне о том, что я должна выбрать, а я не хочу. Это сложно. И я не могу ни без одного, ни без другого. Если я буду только врачом, мне будет чего-то не хватать. А если вдруг уйду в творчество, буду лечить всех по ходу, хотят они того или нет, так как вовсе не могу без своего врачебного восприятия мира. Вообще про медицину говорят, что это не наука, а искусство. И она очень близка к творчеству. Она становится не творчеством, когда её ставят на рельсы жёстких стандартов. Я считаю их приемлемыми только для условий массового поступления пострадавших. Но не все так к этому относятся. У многих есть желание всё упростить. И тогда кто-то для себя это делает нетворческой профессией, не приемля всё то, что выходит за какие-то, в этом случае, весьма узкие рамки. Для меня всё это неинтересно, неправильно, несовместимо с моим ощущением мира. Вот так и появилась в моей медицинской практике непонятная творческая гомеопатия. Вот так и возникла необходимость выходить на сцену.

— Вы недавно приняли участие в благотворительном концерте, как относитесь к благотворительности? Сейчас огромное количество благотворительных организаций. Люди стали добрее или нуждающихся становится больше?

— Благотворительных мероприятий у меня немало. Нуждающихся много, так как зачастую мы сейчас предоставлены сами себе. И государство не решает всех социальных проблем, как это было в социалистическом обществе. Особенно это касается медицины. Сказать, что люди стали добрее?.. Нет, наверное. Люди осторожны. Так как далеко не всегда верят в то, что эти средства действительно дойдут до адресата. Слишком много всего этого было в нашем мире. Но цель этих мероприятий — это ещё и желание обратить внимание на определённую ситуацию и обозначить то место, где мы нужны, где нужны наши усилия и способности.

Почему благотворительных организаций стало больше? Для тех, кто занимается этим — это образ жизни. Кто-то не может не помогать, а кто-то решает с помощью этого и вопросы материальные, и для себя, ну и для других. Ни для кого не секрет, что и это имеет место быть. Сложный вопрос — благотворительность. Раньше, ещё до революции, этим чаще занимались люди обеспеченные, и это понятно. Или это были ситуации, когда всем миром строился Храм, в деревне или «Спас на крови», на месте гибели императора. Хотелось бы, чтобы и в современной благотворительности всё было прозрачнее. Может, это и утопично. Но так проще к этому относится однозначно.

— Какое место занимают друзья в вашей жизни?

— Друзья есть, слава Богу! Друзья — это те люди, с которыми я иду по жизни вместе. И мы нужны друг другу во всём том, что бывает — и в трудностях, и в радостях.

— Как преодолевать жизненный и творческий кризисы?

— Через переосмысление происходящего, осознание себя и своих поступков. Через исповедь, покаяние, причастие. Через общение с другим творчеством: музеи, выставки, спектакли, концерты, книги. Иногда нужна перемена мест и поездка куда-то, а иногда — побыть одной где-то в деревне, в глуши. А иногда просто побродить по улицам Питера. И, конечно же, встречи с близкими, с друзьями или вовсе незнакомыми людьми. С теми, кто станут ближе или с теми, кто появятся в жизни лишь однажды… С теми, кто помогают мне, с теми, кому удалось помочь мне.

— Для вас существует конкуренция? Это полезное явление или бессмысленное?

— Существует. Польза в этом, наверное, есть. Но больше страстей всё-таки. В конкуренции зависти много. Хорошо, если она белая. В нашей жизни это редко бывает. Хорошо, если эти чувства не возникают у тебя самой. Всё-таки грех. И растрачивает силы. Больше вижу смысла, чтобы идти своей дорогой и стараться решать те задачи, которые возникают.

— Какие личные переживания оставили самые яркие следы в вашем творчестве?

— Что больше, что меньше — об этом судить, наверное, не мне. Да и не всё хочется обозначать. Есть определённая жизненная ситуация, которая каждый раз снова заставляет переосмысливать, что-то менять, куда-то двигаться или просто принимать… Очень хочется, чтобы всё-таки разрешалось трудно разрешаемое… Любым способом. Есть вопросы веры. Это вообще глубина неизведанная, познавать которую всю жизнь. Есть вопросы взаимодействия с окружающими людьми. Вот это всё и оставляет следы, а их яркость она позже будет видна.

— Доктор, поэт, певец… Все ли ваши таланты проявлены или есть области, к раскрытию в которых только приближаетесь?

— Каждое из этих понятий можно раскрывать с разных сторон. Хочу быть хорошим доктором, помогать, лечить то, что трудно лечится. Поэзия?.. Да, уж без неё никуда. Это мой способ отражения мира. Хочется, чтобы восприятие было глубже, темы разнообразнее. Я думаю, что будет в моей жизни ещё то, что заставит меня взглянуть на многое по-другому. Певица?.. Трудно быть хорошей певицей, и актёрство тут не помешает, и вокальный профессионализм, и хореография. Даже в рамках этих областей ещё очень много нужно делать. Хватило бы жизни, здоровья, сил, терпения моего и моих близких. А ещё есть сказки в стихах, и очень хочется, чтобы этот проект зазвучал, появился, проявился, нашёл своё воплощение. А ещё… Я и сама не знаю, что ещё будет.

— Вы смелый человек? Всегда ли стремитесь реализовать свои мечты?

— Иногда да. Иногда осторожна. Реализовать мечты стремлюсь. Уж больно они тревожат… А если не тревожит — промелькнуло и ушло, так и не мечта это вовсе была. Так, нечто неопределенное.

— На сколько важна для человека вера в себя?

— Очень важна вера в себя и вера в Бога. На каждого из нас у Него свои планы. Нам важно понять Его умысел и реализовать то, что дано, не только ради себя, но и ради других. Мы все становимся однажды перед выбором, кому мы служим и куда мы идём. И для чего всё это. А тут уж, если веришь в Бога, то и в себя веришь, у Него-то всё не просто так. А значит, всё, что у тебя есть, кому-то нужно, и значит всё получится.

— Придерживаетесь ли вы какой-то религии? Это сознательный выбор или данность культуры?

— Я православная христианка. В наше время это уже не может быть данностью моды и данностью культуры. Слишком небезопасно… Это сознательный выбор, это уже определённый опыт такой жизни, хотя не могу сказать, что всё здесь легко…

Официальный сайт Светланы Зориной Страница в контакте

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх